«Севильский цирюльник»

ГлавнаяРепертуарОперы«Севильский цирюльник»

«Севильский цирюльник»

«Севильский цирюльник»

Джоаккино Россини
Опера в 2-х действиях
(исполняется с 2-мя антрактами)
Либретто Чезаре Стербини по мотивам одноименной комедии Пьера Огюста Карона де Бомарше

Длительность спектакля с антрактами: 3 часа   

ДирижёрИгорь Чернецкий
Режиссёр-постановщик – заслуженный артист Украины Сергей Зуенко
Художник-постановщик – заслуженный художник Украины Наталия Бевзенко-Зинкина
Хормейстер-постановщик – заслуженный деятель искусств Украины Леонид Бутенко
Режиссёры, ведущие спектакль – заслуженный работник культуры Украины Наталия Григор, Сергей Красных


Об опере

Отдохновенье мозгу и душе
Для девушек и правнуков поныне:
Оркестровать улыбку Бомарше
Мог только он, эоловый Россини.

Игорь Северянин

«Севильский цирюльник» – опера-буффа* по французской пьесе – одна из тех, о которых Стендаль говорил, что надо закрывать глаза на все нелепости и «только умирать от смеха и удовольствия».

Джоаккино Россини написал оперу «Севильский цирюльник» в поразительно короткий срок – за двадцать дней (по другим источникам, опера писалась около двух недель). Ни над одной оперой Россини не работал так увлеченно, как над этим произведением. По его собственному признанию, он «сочинял музыку всюду: и когда гулял, и когда ел, и когда стоял, лежал, одним словом, постоянно».

Впервые опера была поставлена на сцене римского театра «Арджентина» 20 февраля 1816 года.

Впрочем, «Севильский цирюльник» – не первоначальное название этой оперы, хотя она основана на одноименной пьесе Пьера Огюста Карона де Бомарше.

Поначалу опера Россини называлась «Альмавива, или Тщетная предосторожность». Основанием для переименования оперы было то, что «Севильский цирюльник» был положен на музыку Джованни Паизиелло еще тридцать лет назад. Но несмотря на переименование, приверженцы старого мэтра устроили шум на премьере оперы Россини, и она была освистана. Говорили, что Россини тайком покинул театр.

Недоброжелателям помог и целый ряд случайностей, произошедших во время спектакля: актер, исполнявший роль Базилио, упал и поранился; у Альмавивы во время серенады лопнула струна на гитаре; на сцене в самый неподходящий момент появилась кошка.

На следующий вечер, вопреки ожиданиям, зал был переполнен. Зрители пришли развлечься, возможно, в надежде, что каскад случайностей повторится снова. Но опера произвела совсем другое впечатление. Она покорила всех. Восхищенная публика аплодировала каждой арии!

«Мой «Цирюльник» с каждым днем пользуется все большим успехом, – писал Россини, – и даже к самым заядлым противникам новой школы он сумел так подлизнуться, что они против своей воли начинают все сильнее любить этого ловкого парня».

«Севильский цирюльник» положил начало европейской славе Россини.

Первая постановка в России состоялась в 1821 году в Одессе, представление шло на итальянском языке. А в 1822 году «Севильскому цирюльнику» аплодировали в Петербурге.

Кстати, заключительная сцена в финале оперы – секстет с хором «Di si felice innesto» («Заботы и волненья рассеялись, как дым») – построена на теме русской народной песни «Ах, на что бы огород городить». Ее мотивы, конечно, изменены, иным стал ритм, однако узнать напев можно.

Верди писал: «…я все равно считаю, что «Севильский цирюльник» по своему обилию идей, по яркости комического звучания и правде декламации является самой прекрасной из всех существующих опер-буффа».


*Опера-буффа (opera buffa)итальянская разновидность комической оперы. Возникла в XVIII веке на основе интермедий и народно-бытовой песенной традиции (в противовес опере-сериа). Для этого жанра характерны небольшие масштабы, несколько действующих лиц, веселая буффонада, подвижность действия, пародия, яркая, живая жанровая мелодика, ясность стиля.

Действующие лица и исполнители

ФИГАРО, цирюльник (баритон)

РОЗИНА, воспитанница Бартоло (сопрано)

ГРАФ АЛЬМАВИВА (тенор)

БАРТОЛО, доктор медицины, опекун Розины (бас или баритон)

БАЗИЛИО, учитель музыки Розины (бас)

ФИОРЕЛЛИ, слуга графа (баритон)

БЕРТА, служанка Бартоло (меццо-сопрано)

ОФИЦЕР

Нотариус, солдаты, музыканты

Исполнители в ближайшем спектакле

Действующие лица и исполнители 4 декабря

ФИГАРО, цирюльник (баритон)

  • Богдан Панченко

РОЗИНА, воспитанница Бартоло (сопрано)

  • Зореслава Долгая

ГРАФ АЛЬМАВИВА (тенор)

БАРТОЛО, доктор медицины, опекун Розины (бас или баритон)

БАЗИЛИО, учитель музыки Розины (бас)

ФИОРЕЛЛО, слуга графа (баритон)

  • Гарри Гукасян

БЕРТА, служанка Бартоло (меццо-сопрано)

ОФИЦЕР

Нотариус, солдаты, музыканты

Дирижер – Игорь Чернецкий

Члены постановочной группы

Зав. оперной труппой театра - заслуженная артистка Украины Наталья Ютеш
Зав. режиссёрской частью – Лариса Калашник
Зав. художественно-постановочной частью – Виктор Янчук

Художник по свету – Вячеслав Ушеренко
Концертмейстеры – Марина МариничНаталья РусинякВероника СтрукЛариса Хороленко
Режиссёры, ведущие спектакль – Наталья Григор, заслуженный работник культуры Украины, Сергей Красных
Начальник машинно-декорационного цеха – Виктор Мелешко
Художники-гримёры – Елена Васильчик, Евгения Галенко
Костюмеры - Оксана Чабаненко, Галина Чебышева


Главный дирижер театра - народный артист Республики Молдова Александру Самоилэ

Главный режиссёр театра – Оксана Тараненко

Главный хормейстер театра – заслуженный деятель искусств Украины Леонид Бутенко

 

Джоаккино Антонио Россини

Gioachino Antonio Rossini
1792 - 1868

Он звуки льет – они кипят.
Они текут, они горят.
Как поцелуи молодые,
Все в неге, в пламени любви,
Как зашипевшего аи
Струя и брызги золотые…

А. С. Пушкин

«Божественный маэстро» – так назвал великого итальянского композитора Генрих Гейне, видевший в Джоаккино Россини «солнце Италии, расточающее свои звонкие лучи всему миру».

Оноре де Бальзак, прослушав «Моисея» Россини, сказал: «Эта музыка поднимает склоненные головы и вселяет надежду в самые ленивые сердца».

Немецкий философ Георг Гегель, приехав в сентябре 1824 года в Вену, решил посетить один из спектаклей Итальянского оперного театра. Прослушав «Отелло» Россини, он написал жене: «Пока у меня хватит денег, чтобы ходить в итальянскую оперу и оплатить обратный проезд, я остаюсь в Вене». За месяц пребывания в столице Австрии философ по одному разу посетил все спектакли театра, и двенадцать раз оперу «Отелло».

Петр Ильич Чайковский, впервые прослушав «Севильского цирюльника», записал в дневнике: «Севильский цирюльник» останется навсегда неподражаемым образцом… Той непритворной, беззаветной, неудержимо захватывающей веселости, какою брызжет каждая страница «Цирюльника», того блеска и изящества мелодии и ритма, которыми полна эта опера, – нельзя найти ни у кого».

Стендаль, бывший свидетелем бешеного успеха итальянского композитора, констатировал: «Слава Россини может быть ограничена только пределами вселенной».

Судьба была благосклонна к Россини во всем: в творчестве, в жизни, в любви и в славе.

Джоаккино Россини родился 29 февраля 1792 года в маленьком итальянском городке Пезаро. Родители были музыкантами и гастролировали, поэтому мальчик рос на попечении бабушки. Особого усердия в изучении наук юный Россини не проявил, поскольку мечтал о другом – стать самым знаменитым певцом Италии.

У юного Россини был очень красивый голос – чистейшее сопрано. Его называли «мальчиком с необычайным голосом». Для поддержки семьи двенадцатилетний Джоаккино начал зарабатывать как певчий в церквах Болоньи, а Джузеппе Россини брал сына с собой на гастроли. Оркестрантов поражала легкость, с какой Джоаккино читал ноты, пел и аккомпанировал прямо с листа.

В 1806 году Россини поступил в Болонский музыкальный лицей, где занимался сразу в трех классах – виолончели, контрапункта и рояля. Позже маэстро вспоминал: «Я слишком ясно ощутил, что моя излишне обильная природа не создана для того, чтобы подчиняться постоянному упорному труду, и по этой причине впоследствии любезный падре Маттеи подверг меня анафеме, назвав «бесчестьем своей школы».После окончания лицея восемнадцатилетний Россини полностью отдался сочинению музыки.

Слухи о талантливом юноше-композиторе долетели до миланского театра Ла Скала, и с ним заключили договор на сочинение оперы. В 1812 году в театре Ла Скала была поставлена опера Россини «Пробный камень». Юный красавец, жизнерадостный и остроумный собеседник, к тому же известный композитор (несмотря на свои двадцать лет), Россини сразу же завоевал сердца публики, импресарио, актеров и прекрасных дам.

«Опера эта создала в театре эпоху радости и восторгов; толпы людей прибывали в Милан из Пармы, Пьянченцы, Бергамо и Брешии… Россини стал первым человеком своего края; всем хотелось во что бы то ни стало его увидеть», – писал Стендаль в биографической книге о Россини.

Победа в Ла Скала выдвинула Россини в ряд первых оперных композиторов. За последующие два года были написаны оперы «Кир в Вавилоне», «Танкред» и «Итальянка в Алжире», поставленные во многих театрах Италии. Россини стал настоящим кумиром итальянцев.

В 1815 году Россини приехал в Неаполь. В прошлом у него оставалось четырнадцать опер, в будущем – двадцать пять. Ему только что исполнилось двадцать три года.

В Неаполе среди певцов труппы Барбайя ведущее положение занимала певица Изабелла Кольбран, красавица испанка с редкостным голосом. Молодого композитора настолько пленил талант и красота замечательной певицы, что все последующие оперы, сочинявшиеся для неаполитанских театров, Россини создавал в расчете на ее исполнение. Совместное творчество так сблизило их, что они, в конце концов, поженились.

В 1816-1823 годах одна за другой появляются новые оперы Россини. Лучшие из них вот уже почти два столетия не сходят со сцен оперных театров мира – «Отелло», «Армида», «Золушка», «Сорока-воровка», «Севильский цирюльник», «Аделаида Бургундская», «Эрмиона», «Магомет II», «Семирамида».

Вскоре Россини получил от министра французского королевского двора предложение занять пост директора «Театр Итальен» в Париже. Карьера Россини в Париже была головокружительной. Через два года он получил звание генерального инспектора пения и композитора его величества; в 1827 году ему присвоили почетную должность в королевской свите; затем он стал членом Совета по управлению королевскими музыкальными школами и членом комитета театра оперы.

Последнее оперное сочинение, созданное Россини, – опера «Вильгельм Телль», премьера которой состоялась 3 августа 1829 года.

После этого тридцатисемилетний композитор практически отошел от музыки. Его не раз уговаривали вновь обратиться к сочинению опер, но на все уговоры он отвечал отказом. Почему? Вот уже более ста пятидесяти лет этот вопрос волнует исследователей. Современники называли это загадкой века, окружая сие обстоятельство всевозможными домыслами.

Вскоре после премьеры «Вильгельма Телля» Россини обосновался в Болонье, а в 1855 году вернулся в Париж и там, окруженный всеобщим почитанием, провел последние тринадцать лет жизни.

На вилле Пасси у Россини собирались артисты, литераторы, аристократы, любившие музыку. Так было всегда и везде – двери дома композитора были открыты для всех. Здесь нельзя не сказать еще об одном таланте Россини – кулинара и гурмана. Россини считал высокую кулинарию и прекрасную музыку «двумя деревами одного корня». Сам маэстро увековечил свое пристрастие в фортепианных пьесах: «Четыре закуски» («Редиска», «Анчоусы», «Корнишоны», «Масло») и «Четыре десерта» («Инжир», «Миндаль», «Орешки», «Виноград»).

В течение почти сорока лет жизни, прошедших после создания «Вильгельма Телля», Россини написал множество фортепианных и вокальных миниатюр, большая часть которых объединена под названием «Грехи моей старости».

Композитор создал и два крупных многочастных вокально-симфонических произведения: «Stаbаt mаtег» (1842) и «Маленькая торжественная месса» (1863-1864).

Широко известен вокальный цикл Россини «Музыкальные вечера».

Джоаккино Россини не стало 13 ноября 1868 года.

В 1887 году по просьбе правительства Италии прах Россини перевезли на родину и торжественно захоронили во Флоренции, рядом с могилами Микеланджело и Галилея, великих сынов Италии.

Увертюра

Время действия: XVIII век.
Место действия: Севилья.

Увертюра, которая исполняется сегодня, не является оригинальной, то есть той, которая была в опере с самого начала. Партитура странным образом пропала вскоре после первого исполнения оперы.

Рассказывают, что Россини заменил эту пропажу старой увертюрой, которую он написал еще за семь лет до того для забытой теперь оперы «L’Equivoco stravagante» («Странный случай»).
 

Действие I - Картина первая

Фиорелло, слуга графа Альмавивы, приводит на площадь перед домом доктора Бартоло музыкантов. Здесь живет Розина, в которую влюблен Альмавива. С помощью музыкантов граф признается ей в любви. Это легкая яркая каватина – «Ecco ridente in cielo» («В небе восходит с улыбкой Аврора»). Но Розину строго опекает старый доктор Бартоло, и пылкому воздыхателю так и не удается ее увидеть.

В это время слышится голос цирюльника Фигаро, рассказывающего о том, как он всем нужен и незаменим. Звучит каватина «Largo al factotum della citta» («Дорогу городскому фактотуму»). Граф узнает Фигаро и просит помочь ему завоевать сердце Розины.

Из дома выходит доктор Бартоло, бормоча о том, что сегодня он, наконец, устроит свою женитьбу на Розине. Это слышат граф и Фигаро.

Оба заговорщика решают действовать быстро. Пользуясь отсутствием Бартоло, Альмавива поет канцону «Se il mio nome» («Если имя мое знать желаете»), и на сей раз представляется Линдором. Розина появляется на балконе, но вдруг быстро исчезает.

Графу без труда удается уговорить Фигаро помочь ему, пообещав щедрое вознаграждение. Они поют веселый дуэт «All’idea di quel metallo» («Мысль одна – добыть металла»). Живой ум Фигаро тут же придумывает, как поступить: Альмавива может переодеться солдатом и войти в дом Бартоло с требованием постоя, притворившись пьяным, чтобы отвести подозрения. Эта идея нравится графу. Он весь в предвкушении своего счастья, Фигаро же радуется своему заработку.

Действие I - Картина вторая

События происходят в доме доктора Бартоло.

Розина поет свою знаменитую колоратурную арию «Una voce poco fa» («Совсем еще недавно чей-то голос»), в которой открывает свои чувства к Линдору. Появляется Фигаро. Розина недолго, но сердечно беседует с ним, а затем – менее сердечно – с прервавшим их доктором Бартоло.

Приходит дон Базилио, учитель музыки Розины. Он сообщает своему старому другу доктору Бартоло, что в город прибыл граф Альмавива, тайный возлюбленный Розины. Дон Базилио предлагает доктору избавиться от графа, оклеветав и скомпрометировав его. Хвала клевете и сплетне звучит в арии дона

Базилио «La calunnia e un venticello» («Клевета – это ветерочек»).

За этим следует диалог между Фигаро и Розиной, в котором цирюльник рассказывает девушке, что бедный молодой человек по имени Линдор влюблен в нее, и что с ее стороны было бы мило написать ему письмо. Розина на самом деле уже написала письмо и вручает его Фигаро, чтобы тот передал его Линдору, – дуэт «Dunque io son» («Это я? Ах, вот прелестно»).

Бартоло замечает, что Розина писала письмо, и разражается гневом. Розина пытается обмануть своего старого опекуна, но тот все понимает и поет арию «A un Dottor della mia sorte» («Я недаром доктор зоркий»). Он приказывает Розине безвыходно сидеть в своей комнате.

Вскоре после этого входит переодетый солдатом и притворившийся пьяным граф Альмавива и заявляет, что расквартирован в доме доктора, – «Ehi di casa… buona gente…» (Эй, квартиру для постоя»). Протесты доктора Бартоло не помогают. Переодетый Альмавива угрожает, кричит, при этом ему удается дать знак Розине, что он – Линдор.

К этой сцене один за другим присоединяются служанка Берта, цирюльник Фигаро и учитель музыки Базилио. Неразбериха усиливается.

Привлеченный шумом, в дом входит дозор. Мнимого солдата пытаются арестовать, но он показывает офицеру бумагу, где указано его истинное звание. Все изумлены. Первое действие заканчивается блестящим девятиголосным хором, в котором каждый участник признает, что вся ситуация совершенно безумна: «Mi par d’esser colla testa» («Столько шума, крика, брани, что придешь в себя не скоро»).

Действие II - Картина первая

Граф Альмавива является в дом доктора Бартоло в новом обличии, на этот раз – дона Алонсо, учителя музыки. Он говорит, что пришел заменить заболевшего дона Базилио и провести урок музыки с Розиной. А когда Бартоло ему не верит, он показывает записку Розины, говоря, что она к нему попала случайно и ее можно использовать, для того чтобы оклеветать графа Альмавиву. Бартоло соглашается. Начинается урок. Россини написал для этого эпизода песню «L’Inutile precauzione» («Тщетная предосторожность»), что было первоначальным подзаголовком оперы. Доктору Бартоло не нравится эта «современная» музыка, и он поет старомодный сентиментальный романс «Quando mi sei vicina, amabile Rosina» («Когда сидишь порою, Розина, ты со мною»).

Тут же появляется Фигаро с тазиком для бритья: он настаивает на том, чтобы побрить доктора. Пока лицо доктора в мыльной пене, влюбленные договариваются о побеге.

Приходит дон Базилио. Конечно же, он совсем не болен, но в очаровательном квинтете каждый убеждает его в том, что у него скарлатина, и незаметно получив от графа увесистый кошелек, дон Базилио отправляется домой «лечиться». Доктор Бартоло изо всех сил старается подслушать разговор Розины и дона Алонсо (Альмавивы), и как бы цирюльник ни старался этому помешать, доктору это удается. Он слышит, как Альмавива рассказывает Розине о ее записке, которая ему так помогла. Доктор Бартоло прогоняет всех из дома.

На сцене появляется служанка Берта, у которой есть все основания пожаловаться в своей арии на то, что в этом доме нет ни минуты покоя, – «Il vecchiotto cerca moglie» («Старичок решил жениться»).

Действие II - Картина вторая

Оркестровая музыка создает иллюзию ливня на исходе летнего дня. Тремоло виолончелей напоминают раскаты грома, пиццикато скрипок – капли дождя.

В темную комнату проникает сначала Фигаро, а за ним граф Альмавива, закутанный в плащ. Они готовы к побегу. Но сначала им нужно убедить Розину в том, что их намерения благородны. Граф открывает ей свое истинное имя. Все готовы к побегу – звучит терцет «Zitti, zitti» («Тише, тише»). Но вдруг обнаруживается, что лестницы нет!

Неожиданно появляются дон Базилио и нотариус, за которыми послал Бартоло, но граф Альмавива подкупает их, чтобы они зарегистрировали его брак с Розиной. Едва закончилось поспешное бракосочетание, как возвращается Бартоло в сопровождении офицера и солдат.
Тут все проясняется. Фигаро уходит: он сделал все, что мог. Звучит ансамбль с хором «Di si felice innesto» («Заботы и волненья рассеялись, как дым»).
 

Видео